Тамань – газета Темрюкского района (г. Темрюк, Краснодарский край). Издается с 5 октября 1930 года.                              

Суббота, 19.10.2019


Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31
Зодиак: Дева


Титаровская закалка

№6 15.02.18

 

«Это мы помидоры ехали собирать. Ждем  возле школы автобус», – вспоминает Андрей Бурдин (на фото справа). Фото из семейного альбома.

 

Андрей Бурдин в Темрюке на площади Труда. Новый 2018­й год.

Вот уже много лет я не живу в Титаровке, но иногда так и хочется и свое что-нибудь вставить.

В декабре 1985-го выпал снег, да такой, что на деревьях и домах выросли белые шапки. Мы с родителями медленно ехали на папином красном «жигуле» из Сенного в Старотитаровскую. Природа, укрытая снегом, сверкала великолепием. На Стеблиевском перекрестке свернули налево и, проехав метров с пятьсот, наконец, въехали в Старотитаровскую.

Вот уже тридцать два года прошло, а очарование того момента не проходит. Беленькие домики с голубыми рамами окон и фронтонами, подведенные цоколи, аккуратные голубенькие заборы, уютный дым, уходящий из печных труб в небо, и вся эта красота была накрыта пушистым снегом. Глядя в отогретое стекло машины, я с восторгом вскрикнул: «Папа, мы как в сказке!».

Сразу квартиру нам не дали, какое-то время все жили в гостинице на углу Садовой и Ильича, там впоследствии был колбасный цех, а сейчас магазины. С восторгом для себя обнаружил в этом же здании детскую библиотеку и приветливых библиотекарей. Книги подарили возможность отправляться в путешествия с Жюль Верном, участвовать в приключениях с капитаном Бладом, разгадывать вместе  с Холмсом и Ватсоном преступления, что долгими зимними вечерами было очень кстати. Когда меня привели в школу, в дверях меня встретила светловолосая женщина с короткой стрижкой, в светлом свитере и брюках. Живо поинтересовавшись мной, она не постеснялась отвести маленького очкарика в свой класс. Это была Нина Моисеевна Алексеева.

В тот день после школы заинтригованные одноклассники по пути домой устроили мне небольшой экзамен по нашему суржику. Танюха Кобец, уже тогда начинающий альфа-самец нашего класса, долго и настойчиво допрашивала меня, шо такое драбына да цеглина, горище да цукер. Ко всеобщему разочарованию срезать меня не удалось, и мы подружились.

Мой обычный день мало отличался от жизни моих сверстников, в компьютерах мы днями не сидели. Пока родители на работе, нужно было вычистить печь, наколоть дрова, растопить, засыпать вначале орешек, затем семечку, еще раз спуститься в подвал и на ночь снова засыпать, долить в систему воды. Почистить у свиней и всей живности задать фураж и разнести воды. Сходить в центр, зайти в «Ветеран» за варенкой по два двадцать. Колбасы на прилавке не было, но «узрев» перед собой не просто очкарика с авоськой и бидончиком, а таки сына главного зоотехника, продавщица милостиво заворачивала под прилавком батон с колбасой в бумагу и отпускала меня. Затем я ставил свой баллончик в очередь к молочному магазину, а сам бежал к хлебному, в который к пяти, к концу рабочей смены привозили горячий хрустящий хлеб со своего хлебозавода. Стиснутый между работягами так, что можно было поджать ноги, добирался до прилавка, где покупал свои три булки хлеба. Больше в одни руки не продавали, а то, говорят, так бедно жили, что свиней хлебом кормили.

Потом нужно было вернуться к молочному, дождаться, пока занесут бидоны с молоком со своего молокозавода и ящики с бутылочным кефиром. Минут десять девчата продавцы чего-то там колдовали, открывали нам двери и быстренько нас отпускали. Зимой еще иногда по графику отключали свет, так что уроки делали при свечах, было очень романтично…

Весной вся совхозная контора в полном составе пропалывала кормовую свеклу возле фермы. За каждым специалистом были закреплены свои рядки и вся семья участвовала в этом процессе. Наши рядки в тот год были по соседству с директорскими, который для себя исключений не делал. Махая сапкой и поправляя очки на носу, я впервые удивился тогда трудолюбию своих земляков, видя, как их спины все дальше и дальше уходят от нас с мамой.

Еще в тот год в начале осени на школьной практике мы собирали помидоры. Скрипучий автобус отво-зил нас на поле, где уже были сложены ящики, и мы каждый на своем рядке увлеченно их выбирали. Костя Баяновский среди нас был самым ловким и норму делал быстрее всех. Собрав четырнадцать лотков, можно было и расслабиться, поиграть в снежки помидорами, за что Галина Захаровна, наша классная, нас отчитывала. До сих пор помню сладкий вкус спелого совхозного помидора. Домой отвозил тот же автобус, но уже с песнями, «Несе Галя воду» и «Варэнычкы» особенно хорошо звучали в исполнении Оли Мартыненко и Тани Шевченко, наших запевал.

Бригадиры сквозь пальцы обычно смотрели на то, что ведро с самыми спелыми и вкусными помидорами уезжало с каждым в автобусе домой. Всем хватало. Совхоз был миллионером, и в уборке участвовали тоже всем миром. Мамина подруга на уборку ездила на своей новой «шестерке». Однажды она нас подвезла, и я удивился жесткости подвески новой машины, на что она ответила, что в задние пружины вставлены резиновые вставки, дабы загруженная машина не просаживалась и выглядела пустой… Описание автобусов с рабочими, едущих с полей, займет слишком много места, поэтому опустим.

Не перестаю удивляться неистребимому духу хозяйственности и предприимчивости моих земляков. Какие бы трудные времена мы не переживали, все кажется шло на пользу. Нет работы? Так а персики, черешня на что? Нет денег? На базар пойдем, торговать будем. Как говорил покойный директор Николай Михалыч: «Свыньи, цэ нашэ реальное богатство». Кто коров держит, кто арбузы растит, кто хамсой кормится, а винщики да коньячных дел мастера – те вообще элита.

Папа, как-то придя на обед с работы, маме по секрету рассказал, как директор на планерке поделился, что в Титаровке миллионеров, держащих в сберкассе деньги, было больше сотни. Кажется, это был 1987 год. Делайте выводы, господа. Поэтому совершенно неудивительно, что наши земляки, где бы они не оказались, проявляют себя с лучшей стороны и многого достигают, имея титаровскую закваску.

Недавно вот порадовался за своего бывшего коллегу. Его сын стал одним из ведущих топменеджеров «Зарубежнефти», пройдя все ступени своей профессии без всякого блата, благодаря этой самой закваске и родительскому воспитанию. Да что там говорить, сам губернатор в актовом зале Темрюкской музыкальной школы на одном из выездных совещаний поднял главу Василия Павловича и выразил нашим землякам признательность за красоту нашей станицы, увиденную с вертолета. Сказал, что такое он видел в Швейцарии. Согласен, трудно не поддаться обаянию станицы. Но секрет ее, как мне кажется, спрятан не только в красоте палисадников и заборов, в порядке садов и налаженном быте. Много позже я узнал, что у казаков никогда не было крепостного права, а значит дух свободы у них не был изжит вековым рабством. Свобода как раз и рождает предприимчивость и дух предпринимательства.

Титаровке и Курчанке повезло больше других, во время расказачивания они не так пострадали, как другие. Видимо, это и определяет их некоторую особенность. Мои жизненные наблюдения также подтверждают прямую связь между свободой и уровнем благосостояния. Проехав нашу страну с юга на северо-запад, приятно был удивлен, что земли бывшего войска Донского и Кубанского выгодно отличаются порядком и рачительностью от остальных просторов нашей Родины. Так что не пилите своих детей, а то пеньки получите, лучше дайте им больше свободы.

Моя жена всегда удивляется, когда по телевизору показывают страдающих россиян с драными подъездами и текущими крышами. «У них что, рук нету?» – восклицает она. Для ее титаровского менталитета странно, когда лодырей показывают по телевизору да еще требуют к ним сострадания. Наша соседка тетя Тамара собирала клубнику на грядках, укрытых черной пленкой, возила ее в Керчь продавать.

Быть титаровцем не каждому под силу, некоторым тяжело физически, некоторым морально, некоторым и так и эдак. Попробуй выжить в условиях такой жесткой конкуренции, когда не успеешь сделать себе забор, а на следующий день сосед мастырит себе ще лучче! А принимают как! И вино свое, и горилка тоже, а окорока, а домашняя ковбаска да кровяночка! А сальце с бекончиком, соломкой шмаленое! Если хозяйка забурится в свой подвал, то вообще домой можно не дойти после вина и закуски. День рождения – и тот по три дня гуляют, крестины – как свадьба. Кумовство – то вообще отдельная песня. Своим стать очень трудно.

Как-то папа рассказал интересную историю. Когда мы приехали сюда, ему показывать ферму вызвался бригадир. По дороге он комментировал и окрестности, и людей. Навстречу попался тяжело груженный мешками велосипед с фуражиром, заставленный и завешенный баллончиками с молоком велосипед с дояркой, и за ними шла женщина. Когда отец поинтересовался, почему эта налегке, бригадир ответил: «Та вона нэ мистна, вона в сорок пятом годе приихала». Заметьте, тогда был 1985-й.

В разной степени такой уклад присущ, пожалуй, всем кубанским станицам. Мой старший товарищ, Александр Николаевич, родом из Дядьковской, бывший военный, мужик с юмором. Учась по молодости в военном училище где-то в России, часто перед обедом любил рассказать истории про свое «голодное детство». Про копченые на вишневых веточках свиные окорока да гусей, висящих на горище, про лучок да редисочку с огорода, про молодую картошечку на сальце, про кровяночку да жареную домашнюю колбаску, которой ему, бедному, давиться приходилось. Про парное молоко да домашнюю сметанку, про бабушкины пирожки с жирным желтым домашним творогом от своей коровки. Не били его только потому, что парень он был крепкий, авторитетный, и пытку ему вынужденно прощали.

На моем поколении, окончившим школу в 1992 году, Советский Союз закончился. Всякое приходилось переживать, но ни один из нас не пропал, все в люди вышли, имея такую закваску. Иногда слышу критику в адрес своих земляков. Разрешите с вами не согласиться, вы их просто плохо знаете. Это очень трудолюбивые люди с внутреннем стержнем, со своей удивительной, пронесенной через века энергетикой.

Андрей Бурдин.