Тамань – газета Темрюкского района (г. Темрюк, Краснодарский край). Издается с 5 октября 1930 года.                              

Воскресенье, 22.09.2019


Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30
Зодиак: Дева


Заслонили собой беду

№53 16.04.13

В Курчанском сельском поселении 19 жителей, которые принимали участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС – Александр Аксененко, Игорь Боленок, Анатолий Дубров, Егиш Мелкумян, Михаил Мещерский, Виктор Набока, Михаил Покусаев, Иван Шевцов. Девять награждены медалью «За спасение погибавших» – Михаил Трубчанинов, Николай Бушуев, Петр Вешнивецкий, Николай Вихтевский, Николай Литун, Василий Малый, Эркин Раджапов и Николай Погорельцев. Михаил Ус, Петр Часнык и Николай Шеставин награждены орденом Мужества. На нашей встрече, которую организовали члены районного правления Союза «Чернобыль» Сергей Надежкин и Николай Топилин, ликвидаторы вспомнили о товарищах, ушедших из жизни. Среди них Михаил Боленок, Игорь Оноприенко, Александр Колмычек, Валерий Демидов. Валерий Иванович умер в прошлом году. Когда его призывали, он работал на металлургическом заводе на Урале и уже был инвалидом, но на это тогда не взирали. В жилых палатках Валерий выкладывал печки.Работа была необходимой, ее мог сделать не каждый, поэтому несмотря на обращения жены Валерий долго ждал замены.

Каждый на месте аварии занимался своим делом и каждый рисковал жизнью и здоровьем. Виктор Набока был призван в 1986 году военкоматом г. Горячий Ключ, где жил на тот момент. Работал на «камазе», возил плиты, которыми выкладывали площадку возле АЭС. Номер машины помнит до сих пор – 0029.

Михаил Ус тоже был водителем, только возил цемент. «Напарника не было. Работал по 20 часов в сутки. 135 км в один конец. Жил в машине», – рассказывает ликвидатор.

Михаил Трубчанинов был призван в 1988 году. Занимался дизактивацией.

Николай Шеставин работал на бульдозере. Пока ждал замены, ездил на дежурном тягаче.

Петр Часнык работал на самой АЭС. 14 выходов на крышу. В Чернобыле таких называли «аистами». Кстати, саму станцию чернобыльцы между собой называли «кукумба», а рентгены – «шитиками». Кто был, тот знает, говорят ликвидаторы.

Председатель отделения союза «Чернобыль» в Курчанском поселении Николай Погорельцев был призван в 1987 году. 11 дней работал на станции под вытяжной трубой. Заходили по два человека на 30 секунд, облучение было сильным. Убирали пыль с бетонного пола, обивали стены металлическими пластинами.

Петр Вешневецкий рассказывает, как снимали грунт, бросали в кучу. Грунт выво­зили на могильники.

Много рассказывают свидетели и участники страшной радиационной аварии в истории планеты. Эти воспоминания «как серпом по сердцу», как они сами говорят, ведь утратили прежнее здоровье, многие остались инвалидами. Короткий отрезок времени, проведенный там, разделил жизнь до и после Чернобыля.

На фото. Ликвидаторы у памятника чернобыльцам в ст. Курчанской. Фото Елены Сиденко, «ТАМАНЬ»


Елена КРЕСТЬЯНОВА